Калиновский Г.В.

Геннадий Владимирович Калиновский  (1929 – 2006) родился в Ставрополе, учился в МСХШ (1944-1949) и в государственном художественном институте им. В.И.Сурикова (1949-1955). С 1950 года рисовал для журналов. В эти же годы начал иллюстрировать книги, в основном детские. Автор иллюстраций более 70 книг, среди которых «Мэри Поппинс» П. Трэверс, «Приключения Алисы в Стране Чудес» и «Алиса в Зазеркалье» Л. Кэрролла, «Путешествия Гулливера» Д.Свифта, «Недопёсок» и «Пять похищенных монахов» Юрия Коваля. За «Сказки дядюшки Римуса» Д.Харриса художник был удостоен серебряной медали на Международной книжной ярмарке в Лейпциге и получил приз «Золотое яблоко» на  Биеннале иллюстраций детских книг в Братиславе, 1977.

 

 «Работа - это тишина и покой. Никаких внешних помех» - сказал как-то этот выдающийся мастер книги. Так он жил и работал в книге более пятидесяти лет. И ни одна его книга не была похожа на другую. Всякий раз для каждого иллюстрируемого произведения он искал своё, неожиданное решение. Его решения - это открытия. Когда Калиновский впервые в начале 70-х годов иллюстрировал «Алису в стране чудес», он задал себе, по собственному признанию, невыносимую задачу: «ничего не конструировать, только представлять мгновенно, со всей причудливостью сна». Потому, что «это не сказка, это видения. Их не хочется до конца расшифровывать». Загадочные и парадоксальные, сказочно-научные измышления Кэрролла Калиновский выразил в не менее фантастических и многозначных образах и ситуациях. Рисунком пера, прихотливыми линиями он сумел создать на листе особое, загадочное пространство, которое то удаляется в бесконечность космогонического простора, то неожиданным образом трансформируется, уходя, скажем, в перспективу коридора, по которому бежит мартовский заяц. Линии напоминают упругую сетку, которой можно придавать разные формы.

Калиновский наделён редкой способностью с большой художественной убедительностью создавать неправдоподобное, фантастическое. В то же время сама Алиса - современная девочка, очень похожая на бывшую соседку художника, она единственное реальное существо в этом зыбком мире обитателей карточной страны. Потом Калиновский нарисовал "Алису в Зазеркалье", потом заново «Алису в стране чудес» - и это совсем иные решения Кэрролловских сказок, но не менее заманчивые и удивительные, чем первая «Алиса» художника. А когда он начал иллюстрировать «Путешествия Гулливера» Свифта, то так определил для себя задачу: «Не слишком серьезно, не слишком экстравагантно, не слишком реалистично, не слишком гротескно». Многомудрый сюжет английского сатирика он посчитал приложимым для всех времен и народов, потому ввёл в толпу лилипутов немало своих знакомых и друзей, узнаются они в великанах.

Калиновский иллюстрировал Эдуарда Успенского – «Крокодил Гена и другие сказки», «Недопёсок» и «Пять похищенных монахов» Юрия Коваля, «Сказки дядюшки Римуса», которые были удостоены «Золотого яблока» на БИБ-77 и множество других прекрасных книг, всякий раз меняя манеру рисунка пером - он может быть острым, игольчатым, или мягким, лирическим, и ещё каким-нибудь иным, всё зависит от характера произведения, потому что, считает художник, встречаясь с новой книгой, иллюстратор и сам обязан становиться другим. Важно лицо книги, а не лицо художника. Но можно ли скрыть авторство? Обаяние его искреннего искусства, отточенность мастерства, характерность некоторых приемов выдают Калиновского с головой. Он не гнался за успехом, честолюбие считал опасным качеством. Искусству книги отдал всю жизнь.

Лидия Кудрявцева

Книги художника, вышедшие в нашем издательстве